Главная » 2018 » Август » 21 » Интервью для журнала "Filmfare" Октябрь 1998 года
12:11
Интервью для журнала "Filmfare" Октябрь 1998 года

Интервью для журнала "Filmfare" Октябрь 1998 года

"Мы должны повзрослеть: Шахрукх защищает свой фильм "Любовь с первого взгляда" 

Он танцует в Сатьям Холле в Джуху (Мумбаи - один из главных репетиционных залов в Джуху). Это последняя репетиция перед концертным туром в Лондоне и Америке. Кажется, что коммерческий и критический провал Dil Se привел Шахрукха в некоторое уныние. Но лишь некоторое. Какого черта, завтра — новый день. 
Говоря о разочаровании, которым стали кассовые сборы Dil Se, Шахрукх делает выпад: "Этот фильм не делался с целью заставить зрителей принять определенную точку зрения (пропихнуть своё послание в самые глотки зрителей). Он показал, что происходит вокруг нас, и дал зрителям возможность сделать свои собственные выводы. Это одна из причин, по которой мы не хотели счастливой концовки, в которой все проблемы были бы разрешены, и мы с Манишей были бы счастливы на фоне заката. Мани Ратнам не хотел подслащивать историю. Это фильм не о том, как можно быстро что-то починить". 

Тут ШРК входит в раж и замечает откровенно: "Наши кинематографисты, режиссеры, критики и зрители должны повзрослеть. Они так привыкли к банальным, заезженным историям, что им становится не по себе от всего, что хоть немного отличается". 

Он также добавляет: "Я искренне верю, что Dil Se — это веха. Возможно, он опередил свое время. Я уверен, что через десять лет его будут превозносить как классику. Даже Kagaz Ke Phool и Sholay ("Месть и закон") были разгромлены критиками, когда они только вышли. Так что как видите, мы в хорошей компании. 

Критики обвиняют меня в самоповторах. Они все время говорят, что я снимаюсь лишь в поверхностных романтичных фильмах. Затем я делаю зрелый Dil Se, а они все равно жалуются. Я думаю, что обвинения критиков повторяются из раза в раз. Киноиндустрия очень сильно старается навесить на меня ярлык, но я им не позволю. Они хотят делать лишь манипулятивные слезоточивые фильмы, которые эвфемистически называют "семейным развлекательным кино".

Несколько европейских фанов материализуются из ниоткуда с просьбой об автографе. Шахрукх опять превращается в патологического "развлекателя". Ему 33, но в нем есть это необычайно привлекательное мальчишество. Даже если это всего лишь игра, это хорошая игра. Вне мира кино ищущие автограф также получают полную дозу развлечения и затем уходят. 

Он все еще озабочен Dil Se. Он презрительно хмыкает: "Некоторые дистрибьюторы предлагали нам изменить конец. Они хотели, чтобы я остался в живых. Им казалось, что люди вернутся в кинотеатры, чтобы снова посмотреть на героя. Представьте себе! 

Несколько дней спустя после выхода фильма Мани говорил со мной. Он был как в воду опущенный. Я сказал ему не волноваться. Единственная возможность заставить этих болтунов заткнуться — это сразу же сделать еще один фильм вместе". 

Дух ШРК явно не подавлен. В еще более разгоряченном состоянии он говорит: "Мой следующий фильм "Всё в жизни бывает" — стопроцентное "золотое дно". Я уверен насчет него, потому что это гораздо более очевидный фильм. Он нацелен на извлечение всех эмоций из зрителя". 

Кхан настаивает, что не будет руководствоваться правилами о том, что "можно" и чего "нельзя" в шоубизнесе. "Я рад, что открыл свою кинокомпанию" — ликует он. — "Теперь я могу делать свои собственные фильмы. И мне не надо слушать всяких безграмотных продюсеров, которые указывают, сколько в фильме должно быть песен. Или какого-нибудь выскочку, который говорит мне надеть облегающую футболку, чтобы выглядеть более привлекательно". 

После рождения сына он довольно часто затрагивает тему ответственности. "С Арьяном я почувствовал целый новый уровень любви" — говорит он тихо. — "Я чувствую себя более ответственным. С тех самых пор как он родился 12 ноября, я работаю в два раза больше. Я оплатил все долги, которые брал для нового дома. Я хочу обеспечить ему надежное будущее. Он никогда не должен ни в чем нуждаться. 

Замечательно видеть, как он растет. Гори, которой теперь приходится иметь дело и с Арьяном, и с моей собакой Чубаккой, находится в полном раздрае. Когда я прихожу домой после работы, она в халате и выглядит как зомби. Бедняжка, мой сын и собака — это слишком для неё". 

Мы болтаем еще немного о том, как захватывающе было снимать песню Chaiyya Chaiyya, для которой ему пришлось танцевать на движущемся поезде пять дней подряд без страховки. 

Да, Dil Se дорог для него (близок к сердцу). Возможно, фильм не сработал. Но как Шахрукх заключает: "Мы снимали его с большим удовольствием… каждую сцену мы делали с полной убежденностью… Вот это я называю честный кинематограф".

Перевод Надинка для srkgalaxy.ucoz.com

Просмотров: 35 | Добавил: vegainko | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar